За несколько дней до старта третьего по счету Гран-при России Формулы 1 произошло важное событие: участник программы SMP Racing Сергей Сироткин стал официальным тест-пилотом и пилотом по развитию французской команды Renault F1 Team.

В этом году Сергей вновь выступает в серии GP2 за французскую команду Art Grand Prix, через которую в свое время прошли Льюис Хэмилтон, Себастьян Феттель, Валттери Боттас, Нико Росберг и Жюль Бьянки. Боссом команды является Фредерик Вассер, он же в конце сезона-2015 возглавил и вернувшуюся в Формулу 1 Renault F1 Team.

После первой свободной практики в Сочи, во время которой Сергей Сироткин показал отличный результат, «привезя» действующему пилоту команды Джолиону Палмеру 0,8 секунды с круга, Вассер дал короткое интервью, похвалил Сергея и сообщил, что показанный результат демонстрирует отличную подготовку и потенциал молодого пилота.

Сразу после свободной практики пришел пообщаться и сам Сергей.

— Как тебе новый статус? Какие ощущения от первой практики?

— Ощущения просто замечательные. Но я стараюсь сдерживаться и относиться ко всему спокойно. Потому что передо мной стоят определенные задачи, которые я должен правильно решать, спокойно выполнять свою работу, делать то, что от меня ждут, и то, что у меня неплохо получается. Это новый вызов, я готов его принять и работать над этим.

— Получается без эмоций?

— На трассе, может быть, не совсем, но я имею в виду общее состояние, потому что для меня сейчас является приоритетным титул в этом сезоне GP2. В этом году чемпионат будет, наверное, одним из самых сильных за всю свою историю, и в то же время я понимаю, что мы абсолютно в состоянии завоевать титул, поэтому надо продолжать работать, относиться ко всему спокойно и уравновешенно, и все получится.

Что же касается моего назначения тест-пилотом в Renault F1 Team, это хороший шаг для всех нас (СМП Рейсинг) в несколько отдаленное будущее, в следующий год. А сейчас нужно больше заниматься настоящим.

— Есть ли в твоей жизни что-то еще кроме гонок?

— Наверное, нет. Наверное, ничего другого мне и не надо.

— Что стоит в планах, касающихся Формулы 1? Какие задачи, чего нужно добиться?

— Узнать получше, что такое Формула 1, немного привыкнуть, обжиться среди людей. Нужно довести все свои действия до уровня «автомата», а дальше уже будем смотреть, как сложится сезон в GP2. Если конкретно, то в этом году вместе с командой Renault F1 Team у меня запланировано несколько тестовых дней, работа в исследовательском центре и симулятор.

— В 2014 году ты был тест-пилотом команды «Sauber» и также участвовал в свободных заездах на Сочи Автодроме, почувствовал ли серьезную разницу в машинах сейчас и два года тому назад?

— Тут, наверное, глупо говорить о какой-то разнице, потому что машины совершенно другие, и сравнивать их невозможно. К тому же и условия заезда отличались: в 2014-м трасса функционировала первый год и, как следствие, была новая, скользкая и грязная. Я и в том году проехал очень неплохо относительно своего напарника, но времена тогда колебались в районе 1.47 за круг, а сейчас — 1:40:9. То есть на самом деле темп здорово увеличился. Понятное дело, что и машины стали принципиально быстрее. Команды двигаются вперед, развиваются.

— На чьей машине ты сегодня ездил?

— Кевина Магнуссена.

— Они же абсолютно идентичные — у Магнуссена и Палмера?

— Да, различаются лишь незначительными деталями. Но даже программа стоит одинаковая, поэтому можно сказать, что в данный момент все было схожее.

— Со следующего года моторы в GP2 также заменят на турбированные, как и в Формуле 1. Пока же вы ездите на атмосферниках V8 со звуком, радующим зрителей намного больше, чем турбо V6. А какова разница в двигателях по ощущениям пилота?

— На самом деле не стоит обращать внимание на звук, хотя он и намного приятнее, но новые моторы несравнимо быстрее. Когда смотришь на двигатель, понимаешь, что он такой маленький, реально маленький, легкий, компактный, потребляет очень мало топлива, и при этом он очень и очень быстрый. Поэтому был бы звук и, я думаю, все бы с ума от них сходили. В двигателях, которыми со следующего года оборудуют GP2, вроде как количество лошадиных сил должно остаться прежним, но за счет турбо они будут лучше тянуть с низов, и рабочий диапазон будет чуть шире, так что в целом они будет быстрее.

— Эти двигатели лучше приспособлены для различных настроек, чем старые?

— Очень сдерживает ограничение по топливу. Но наличие нагнетателя всегда дает более широкие возможности для настройки.

— Были какие-то сложности на этих тестах?

— Первый момент — это электроусилитель на руле. Вот это да, после ГП2, после любой молодежной серии это то, к чему реально надо привыкать! И еще была проблема: я не успел получить визу в Англию и остался без сиденья под мои размеры. Поэтому еле выдержал полтора часа в кокпите в чужом кресле. Особенно тяжело было на выходе из третьего поворота: по сиденью съезжаешь вправо, поворачивать надо направо, одновременно еще ловить машину — это крайне неудобно. А в остальном все очень спокойно.

— Есть какие-то преимущества работы в такой достаточно компактной команде, как Renault F1?

— Пока сравнить не с чем. Но по младшим сериям я могу сказать, что когда команда начинает развиваться, когда ты строишь весь этот прогресс вместе с командой — это очень сильно сближает. И, я думаю, не так важно, сколько у тебя — 300 или 350 человек, а важно, какие они. В Renault F1 собраны лучшие специалисты, и прогресс не заставит себя ждать. Так получилось, что я фактически заново вливаюсь вместе с ними в новую историю, и в этом огромное преимущество в плане взаимоотношений с командой.

— На что тебе хотелось бы рассчитывать в будущем?

— Любой пилот картинга мечтает стать пилотом Формулы 1, поэтому, само собой, я очень надеюсь, что выиграю титул в GP2 и мы сработаемся с командой. Безусловно, все, что делается, делается для того, чтобы оказаться в Формуле 1, и для меня лучшим из вариантов было бы дебютировать в Renault, над чем мы сейчас работаем и к чему стремимся.

— Фредерик Вассер тебя сегодня очень хвалил, сказал, что ты сделал все ровно так, как он просил…

— Честно говоря, не помню, чтобы он меня просил так быстро! Нет, на самом деле я работал достаточно спокойно. Я точно знал, что хочет попробовать команда, что я должен для этого сделать, какую обратную связь дать, и элементарно все повторил. Да, получилось проехать быстро, но я не лез из кожи вон, и не совсем понимаю, почему у меня получилось такое время относительно напарника. А если собрать все лучшие сектора и начать реально атаковать в полную силу, то там еще есть где найти время.

— Какую задачу ставил перед тобой Фред Вассер?

— Я должен был ехать стабильно и давать хорошую обратную связь. В принципе, я это и сделал. Безусловно, во время практики возникали рабочие штатные ситуации, в том числе связанные с износом резины. Я над этим работал, и я нашел, как это улучшить. И сам факт, что я проехал самый быстрый круг в самом конце, говорит о том, что мы справились с этими небольшими трудностями. Это хорошо, что они возникли сейчас, а не в гонке.

— Есть перспективы попасть в основной состав?

— Само собой. Трудно говорить, сколько в процентах, но все пилоты об этом мечтают, я не исключение. Я не хочу делать поспешные выводы, надо сначала успешно проехать этот сезон в GP2. Если все хорошо сложится, шансов будет гораздо больше.

Автор: Мария Мельникова
Источник: Drom.ru